Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

КОНСТРУКТОР

Васик деловито ходит по квартире с отверткой в руке. Папа Вася тоже ходит с отверткой с видом еще более озабоченным. Папе повезло больше - ему только что купили новый конструктор. И отвертка у него настоящая, о чем Васик пока только мечтать и может, потому что любая попытка завладеть настоящим инструментом оборачивается шумом и погонями. Хорошо хоть на игрушечную разорились...

Короче, хорошо быть большим и всемогущим. Так думает Васик, ковыря отверткой во рту, не слишком пока укомплектованном  зубами. 

А папа Вася, почесывая отверткой за ухом, размышляет о том, что хорошо быть маленьким и ни за что не отвечать. Хорошо, когда можно спать, прерываясь только на трапезы. И как глупо этой возможностью не пользоваться! И славно было бы собирать шкафчики из Лего, а когда надоест, переломать их об коленку, к чертовой матери. А он тут должен ломать свою мудрую седую (и не только!) голову над тем, что имели в виду асы финикийской мебельной промышленности, доставив ему сегодня кучу всевозможных досок, гвоздей, стекол, винтиков, фанерок и загадочных схем с пояснениями на своем урду! Причем предметы, составляющие эту кучу, явно попали туда в произвольном количестве, повинуясь законам катастроф. А собрать из этого винегрета он должен нечто похожее на картинку в мебельном каталоге, а не самокат на монолыже с прицепом  (по крайней мере, на последний деталей на вскидку хватает). Потому что, хотя лично ему самокат и более симпатичен, придется как-то объяснять "любимой пиле", куда, собственно, делись 6 тысяч марок в прошлую субботу, и кто такая эта Сотка, вдохновившая его на "статую двугорбого верблюда из ДСП с золотистыми пластмассовыми  рогами"... 

А "пиле" легко? Отверток на меня не хватило, да и тоскую я скорей о подростковом периоде, когда моя феноменальная юная память справилась бы с любым языком. А сейчас она уже не в силах донести пару слов от инструкции по применению ваксы для линолеума до словаря, не перепутав в них слоги.  

Васьки поспотыкались друг о друга, но дело сдвинулось. Во всяком случае, большие ноги уже торчат из-под ДСП-шной горы, а маленькие - присели рядом. Периодически мелькают две отвертки: то стиснутая в большой руке - под аккомпонимент сопения и удовлетворенного кряхтения, то зажатая в маленьком кулачке, сопровождаемая советами и комментариями на непонятном языке.

Время от времени радостный писк, вызванный зрелищем перемещаемых досок, принимается папой Васей за агонию нечаянно погребенного под этими досками младенца, и процесс приостанавливается на время борьбы с возникшей тахикардией  и восстановления папиного душевного равновесия. В это время мой муж особенно многословен: "Васюткин... Блин... Ф-фу... Я думал...  Ф-ф-фу...Ну, ты... Фу... Блин!"

Проходит два дня, и сидя на куче строительного мусора и лишних деталей, мы втроем любуемся новой мебелью. Напротив установлен многоэтажный гараж, собранный из Лего... 

Вот уж действительно - мужчина отличается от мальчика только стоимостью своих игрушек... 

 

ноябрь 2001 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>