Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

СЕРАЯ ШЕЙКА-2 

Васюша потребовал рандеву с утками. В самой категоричной форме! Он не пожелал вылезать из коляски на детской площадке, на которой вчера подвергся нападению со стороны юного американца, потащившего его крутить штурвал деревянного кораблика. Видимо, во избежание дальнейших международных конфликтов, он отказался десантироваться в лодку, дрейфующую в нейтральных водах.

В качестве альтернативы он захотел встретиться с жирными финскими утками, потому что упираясь всеми конечностями, он издавал сдавленные звуки типа "къы-къы", которые до сих пор символизировали утинное крякание.

Впрягшись в коляску снова, я понуро потащила ее сквозь встречный ветер в сторону известного пейзажа с парой кустов, незамерзающим ручьем и голой наядой в заснеженном фонтане.

Как только сгорающий от нетерпения наследник гениального программиста был катапультирован из коляски в вожделенном утинном царстве, несметные полчища огромных уток кинулись в его сторону! Раскинув крылья, разинув бездонные клювы, сбивая друг друга и борясь с порывами ветра, они перли на не него, смыкая ряды все теснее.

Юноша пришел в полуобморочное состояние. Неуклюже пятясь, беспомощно помахивая ручками и жалобно попискивая, всем своим существом он старался сделаться незаметным на фоне материнских ног. Бедняга, он не знал, что интересует этих монстров орнитологического происхождения только в качестве распространителя продуктовых наборов. (Ведь, как известно, чем больше ешь, тем больше хочется!)

И тут птицы, как по команде, сиганули в свой ручеек, построились парами (причем, как гетеро-, так и гомосексуальной направленности) и чинно, но торопливо, сплавились вниз по течению. Проследив их путь глазами, мы обнаружили причину поспешной миграции - финскую спортивного вида старушку, одаряющую животинок крошками - пятьюдесятью метрами западнее.

После такого крутого поворота событий в свою пользу мой сын, как настоящий мужчина, продемонстрировал удивительную смелость, я даже не побоюсь этого слова - отвагу! Поняв, что опасность миновала, он бесстрашно кинулся на нескольких оставшихся, не особо, видимо, голодных, экземпляров. И хотя они лениво отползали, он почти успевал пнуть обидчиков! Произнеся речь на незнакомом мне языке, но по накалу достойную победителя столь масштабного сражения, он гордо прошествовал в сторону коляски и потребовал везти себя прочь от этих ничтожных плебеев! 


Через несколько дней гнев молодого человека пошел на убыль, и он милостиво согласился принять участие в благотворительной акции в пользу бедных пернатых друзей, организованной по случаю выноса излишков булки на помойку. (Конечно, грех выбрасывать хлеб, но папа нахомячил целый шкафчик мучных изделий на выходные и не смог с ними справиться.)

Прибыв к монструозным уткам теперь уже в качестве дружественного им распространителя продуктовых наборов, на этот раз Васик не растерялся. Он получил первый кусок засохшей и начинающей уже плесневеть булки для раздачи страждущим и подробные инструкции по сервировке утинного стола. Но тут же, не выходя из коляски, юный самурай засунул его в рот и стиснул зубы. Свирепость взгляда не допускала вольного толкования - пусть уж лучше я погибну мучительной смертью, но вам, гадам, ни крошки не достанется!

После такого пассажа мне пришлось проводить благотворительный обед без участия главного благотворителя. Ему же пришлось не без зависти наблюдать, как кроткие уточки угощаются прямо из маминых рук...

 

ноябрь 2001 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>