Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

НОСТАЛЬГИЯ*

- Я же говорил: после второй любая закуска покатит! - папа Вася распахнул холодильник с усилием, несколько превышающим необходимое, и уперся маслянным взглядом в банку с джемом... Потом оглянулся на невозмутимо стоящую на столе бутылку "Пятизвездной", наполовину уже пустую, мечтательно вздохнул и едва заметно покачнулся.

Проделав замысловатый путь в руках владельца, банка джема, наконец, тяжело приземлилась по соседству с пол-литровкой.

Василий Евгеньевич благодушно обнял меня за плечи и промолвил, пытаясь сфокусировать взгляд:

- Нет, ну ты подумай - могли ли мы лет пять назад представить, что будем жить в Финляндии, сокрушаться о дороговизне водки и периодически возмущаться отсутствием авокадо в доме в течение трех деней!

- И о педагогическом кризисе, - добавила я.

Идея выпить пришла поздно, когда ужин уже почил в положенном месте, а из адекватной закуски остался один соленый огурец. Его хватило, при соблюдении разумной экономии, только на две первых. Третья пошла под хлеб с плавленым сырком...

Натюрморт с джемом на фоне безукоризненно прозрачной бутылки, очевидно, не вписывался в представления моего супруга о законченном художественном образе, потому что он опять бесцеремонно распахнул несчастный холодильник. 

Погруженный в себя он зыстыл, забыв, зачем он здесь, и негромко запел:

- Та-рам-пам парам-пам ...

- Что с тобой, дорогой?

- ???

- Что ты поешь?

- А что такого я пою?

- Союз нерушимый республик свободных...

- Да? - Вася грустно покосился на бутылку, - а я думал, это что-то рождественское...

 

* Юмор сполна смогут оценить только давно и близко знакомые с нами люди.

 

декабрь 2001 г. 


<< Назад Оглавление Дальше >>