Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

ОДА САНТЕХНИКУ 

...Сантехника вызывать все равно было надо. Батарея в санузле не работала с самого начала. И черт бы с ней - все равно тепло от сауны, но непорядочек!

Организация визита этого уважаемого специалиста - дело очень хлопотное даже на Родине (хотя, я подозреваю, и там вся проблема - в языковом барьере). А здесь, где каждый финикиец хорошо изучил в школе английский язык, но почти каждый, как партизан, скрывает сей факт от окружающих иностранцев, эта головная боль рискует стать неизлечимой. Можно отнести подобную лингвистическую скрытность аборигенов и на счет национальной скромности, но я думаю, что они боятся быть принятыми за шпионов. Иначе как понять тот ступор, в который впадают даже те, которые не утаивают впоследствии неплохой уровень владения языком мировой общественности? Услышав что-нибудь типа "Кэн ю хэлп ми ин инглиш, пли-из?", они в течение примерно минуты смотрят на произнесшего ЭТО, как самый гипнабельный из кроликов на самого опытного из удавов. Потом, предварительно судорожно сглотнув, они хриплым шепотом начинают вещать на вполне приличном (в разной, конечно, степени) английском.

Итак, даже в этих безнадежных обстоятельствах, сантехник все равно требовался... Воображение уже рисовало характерный образ ароматного испитого мущ-щ-щины с неизменным окурком "Примы" на нижней губе, шлындающего по моему ослепительному (Да-да! Я его тут мою через день!) линолеуму в останках оккупантских сапог и вымогающего деньги после бесплодного "открывания капота и пинания колеса". Но, несмотря на подобные перспективы, неизбежность встречи с местным пролетарием не исчезала.

В компании-домовладельце единственным человеком, взявшем на себя смелость признаться во грехе владения английским языком, стал манагер отдела собственности (?) на недвижимость. Конечно, чтобы принудить фирму сдать такого ценного кадра, напочтеннейшему из ответственных квартиросьемщиков пришлось прибегнуть к окольным, по-фински небыстрым, способам, которые до сих пор остаются для меня тайной. Но, так или иначе, а взятый за жабры "излишне образованный" представитель владельца, проделал-таки пеший путь в отдел по эксплуатации жилищного хозяйства, который, по моим подсчетам (принимая во внимание финские ритмы жизнедеятельности), находится примерно в южной части Швеции. И в одно прекрасное утро, не предвещавшее поначалу ничего эпохального, я получила е-письмо от мужа, сообщавшего с нескрываемым торжеством, что сантехник явится пропальпировать и, в случае необходимости, прооперировать пребывающую в анабиозе батарею буквально "сегодня после полудня". И как-то сам собою подразумевался язык жестов в качестве средства общения... 

Естественно, плановый выгул наследника пришлось отменить. Я даже успела выщипать одну из своих черных бровей. Вторая так и осталась напоминанием о Леониде Ильиче, потому что ровно в полдень звонок возвестил о долгожданном...

Сантехник прибыл без смокинга... То есть, одетый, конечно, но не в смокинг. И не то, что бы это было удивительно... Просто это было единственной реалией, соответствовавшей нарисованному воображением образу. Вообще-то, он даже вполне мог стать воплощением моих девичьих представлений о прекрасном принце, временно покинутом белым конем, если бы несколькими годами ранее я не встретила наиближайший к идеалу экземпляр...

Смущенно улыбаясь и поглядывая в некую бумажку, он пролепетал:

- Ю а ноу финниш... Ю а...

Такое мужество не оценить было нельзя!

- Да-да, - помогла я ему, - жена господина Балагурова. Могу все Вам на инглише объиксплэйнить.

- Баттаррейяа, - со знанием дела ткнул пальцем в дверь по-буржуйски совмещенного санузла несостоявшийся герой моих мечтей. 

Я тут же привычно отпрыгнула в сторону, чтобы успеть очистить специалисту дорогу в сторону взбунтовавшегося радиатора, пока он не снес меня в порыве трудового энтузиазма. Но он, неловко притулившись одной ногой на крохотном коврике у двери, стал ... стягивать ботинки. Потом он аккуратно стряхнул невидимые пылинки с трогательных теплых носочков прямо в снятую обувь и только после этого на цыпочках бочком проследовал к месту.

Обогревательный девайс был реанимирован в течение пяти минут, причем без привычных "Хозяйка, нож принеси!" или "У меня с собой таких прокладок нет! А у тебя нет?". Потом чародей любезно объяснил мне на смеси разных языков, включая язык жестов, как крутить регулятор обогрева пола: по часовой - теплее, против часовой - поменьше. (Видимо, на моем лице четко обозначилась уверенность в том, что по нему следует стучать кувалдой.)

Проведя диагностику других, менее важных, поломок и неудобств, визитер посетовал, как мог, на недостаток компетенции в соответствующих отраслях строительства и эксплуатации жилых помещений, но заверил, что информация будет доведена до кого следует.

Когда визит завершился, и сантехник моей мечты стал натягивать свои боты, я поймала себя на желании от души сунуть ему полтиник-другой, как в былые времена. Но передумала, вспомнив длинный ряд цифр в счете на квартплату... И потом, как-то неловко - почти принц...

 

декабрь 2001 г. 


<< Назад Оглавление Дальше >>