Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

КАК ВАСЬКИ НАШКОДИЛИ ФИНИКИЙЦАМ 

В магазины мы все трое ходить не любим. Нет, ну у меня, как у любой нормальной женщины, иногда появляется желание что-нибудь купить, но все, как правило, заканчивается вздохами у ценников. И только, когда совсем истлевают останки одежды, приходится при помощи папиных поощряющих пинков передвигаться в сторону кассы, стараясь не смотреть на ценник... И с продуктами не лучше...

На сей раз они совсем отказались сопровождать меня на эту голгофу. Потому что ходить в магазин-то я не люблю, но уж если зайду, то это надолго, особенно в Финляндии. В конце концов, во вздохах у ценников тоже есть свой кайф...

Они решили освоить детскую площадку, имеющуюся при любом уважающем себя супермаркете. 

... Когда я вернулась, на детской площадке их почему-то не было. (Теоретически могло быть, что сын уже ушел на дискотеку, а папа - получать пенсию, но думаю, что я отсутствовала все-таки не более получаса).

Разъяренные отец и сын, продрогшие на морозе по самые мозги костей, нашлись на автостоянке при супермаркете, в самой безлюдной ее части.

... Они пришли на площадку, когда на ней не было ни одного аборигенского ребенка. Залезли туда радостно и стали развлекаться, как умели.  Но тут стали подтягиваться финикийцы. Мамаши смотрели с нескрываемым презрением на нашего милейшего папу, а дети - с удивлением на юношу. Это повторилось несколько раз, пока наблюдательный Вася-большой не обнаружил, что детей запускают на игровое поле без верхней одежды, обуви и сопровождающих. Васик не вписывался в указанные рамки.

Как только причина обструкции была идентифицирована, ничего не понимающий ребенок был схвачен в охапку и вынесен подальше от людских глаз с максимальной для начальства скоростью.

Они успели пять раз замерзнуть, потому что я особенно не торопилась, полагая, что с площадки уходить быстро они не захотят, вздыхала себе у ценников в свое удовольствие. За что и была отчитана розовым от смущения и гнева кормицем по полной программе. Мне было поставлено на вид, чтобы в следующий раз предупреждала, если, конечно, следующий раз не отложится навсегда по причине депортации нашей семьи как злостных осквернителей общественных детских площадок.

Вот. С ужасом жду этой самой высылки с непременным показательным спусканием с лесницы и запинываем сапогами и прикладами в скотоперевозочные вагоны...

 

декабрь 2001 г. 


<< Назад Оглавление Дальше >>