Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

ВОЗВРАЩЕНИЕ. Часть 2.

В "Сибелиусе" Васику нашлась компания в лице очень приятного молодого человека четырех лет, что несомненно облегчило родительскую участь. Пограничники и таможенники тоже вели себя на сей раз пристойно. И попробовали бы по-другому! Паровоз наш застрял бы на границе часа на три, если бы им приспичило опять перетряхивать все памперсы, включая надетые, - все свое мы на сей раз везли с собой, впервые за много лет временно лишенные собственного средства передвижения...  

По разные стороны рубежа оказались разные сезоны. Русская весна продемонстрировала полную неспособность свободно конвертироваться и закончилась прямо у пограничной вышки, остановленная грозной советской КСП (контрольно-следовая полоса). Сразу за пограничником начинался внушительный сугроб, а над пограничником прочно установилась туча, за которую немедленно убралось провожавшее нас до последнего солнце, и из которой с финикийской стороны повалил густой снег. Вероятно, весне тоже поменяли паспорт, и с другим именем она финикийцам доверия не внушила... Поэтому морозец, игриво пощипывавший нас за попы, даже спровоцировал небольшую семейную дискотеку на платформе в Риихимяки - а неча, суомцы потанцевать любят, вот и пляшите, как миленькие!

Билеты на внутрифинские поезда Родина нам продала, как положено, по советски - на крышу или в тамбур. Если же хочешь ехать на полочке лежа, изволь споймать единственного (!) на весь поезд проводника, купить у него плацкарту, поинтересоваться, в каком вагоне есть свободные места, чтобы преклонить там уставшие от бесконечной череды таможенно-пограничных формальностей головы. Короче, пересели мы в Риихимяки на наш "спальный поезд" и ну там гоняться сначала за проводником, а потом - за Васиком, которому было не очень понятно, почему это благородный дон не может лечь на любую первую попавшуюся пустую полку, когда так хочется вздремнуть, а следует этому самому дону иметь в виду какие-то мифически проданные билеты каким-то мифическим гражданам. 

Наконец, наши передвижения внутри ночного поезда на Колари завершились, и мы повалились на железнодорожные перинки. Но нашему блаженству суждено было длиться около получаса - в Тампере вагон заполнила толпа не слишком трезвых финикийцев мужеска полу, которые буквально до утра орали и ржали (сие грубое словцо наиболее точно отражает описываемое действие) прямо под дверью нашего купе и за стенкой - в соседнем. Шум был настолько силен, что даже большой Ба не смог спать! Качать же права на иностранном языке перед кучей алкогольно-несвободных аборигенов никто не решился  - легко представить себе насколько был бы выступающий в роли Зевса комичен для подобной публики, особенно ввиду отсутствия переводчика или, на худой конец, бегущей строки над головой... 

Лучшие представители русской диаспоры в финикийском городе Оулу покидали железнодорожный состав в весьма мрачном настроении. Вместе со своими многочисленными тюками, тючками, котомками и еще не до конца проснувшимся отпрыском они лихо скатились со ступенек вагона прямо в объятия дружественного финско-латышского альянса. Учитывая ранний час - большая стрелка на механических вокзальных часах сонно таскала себя по правой половине циферблата, тогда как маленькая - с тиком похрапывала на цифре 5, - принимающая сторона держалась довольно бодро. Карик даже выразил уверенность в том, что спать нам не давали все-таки пьяные русские, потому как финикийцы - народ крайне тактичный и тихий, особенно если мы догадались поделиться с ними везомой из России водкой... Отмахнувшись чемоданами от язвительной шутки, мы залезли на заднее сидение серебристого Ситроена сарайного типа и принялись шумно вдыхать аромат родного города № 2.

Покой нам не успел даже присниться... У папы шашка в ножнах зачесалась уже накануне, поэтому он решил буквально на минутку заскочить домой за буденновкой и сразу в бой! Что касается нас с Васиком, то мы тут же, в Ситроене были ангажированы в дальние края... Точнее, "а не хотится ль вам пройтиться", типа, в сторону Рованиеми, к Йоулу Пукки в гости. Ну, там, заодно на дачку заглянуть и чё-как...?

Ехать, конечно, после такой эмоционально-насыщенной ночи (да что там ночи! трех недель!) не хотелось. Но глядя на начинающего просыпаться ребенка, я поняла, что единственная надежда увидеть его сегодня спящим, а следовательно, расслабиться - прокатить его в автомобиле куда подальше. Поэтому визит к нерусскому Деду Морозу явно был мне на руку.

Багаж так и остался нераспакованным у входной двери, когда спотыкающаяся от усталости я покидала родные пенаты с удивленным ребенком наперевес полчаса спустя.

Дорога в Рованиеми оправдала мои надежды в области усыпления Васика. Вяло парируя финский юмор, доносящийся с переднего сидения, я три часа разглядывала расстилающиеся пейзажи северной части северной страны. Да-с... Похьёла (север, значицца, по-финикийски) она и есть похьёла! Хорошие места похьёлой не назовут.  Шо? Апрель? Тю-ю! Та хде це апрель! Снега налево, снега направо, лыжники из-за кустов вышмыгивают ежекилометренно. (Лыжники тут, правда, и летом снуют, под колесами путаются, и поскольку снега к июлю обычно уже нет, то они на роликах, хоть и с палками.) Реки, покрытые толстым, как шоколад у "Марса", слоем льда...

Прежде, чем почтить своим присутствием всемирно-известную резиденцию Санта Клауса, мы заехали на чашечку кофе (с целью засвидетельствовать почтение) к маме нашего друга Кари. В начале знакомства с этой весьма почтенной аборигенкой я не нашла ничего умнее, как радостно поздороваться "Хей!" (типа "привет, бабуля!") вместо приличествующего "Терве!" ("Здрасьте") - ну, забыла я за три недели из финикийского все, что успела вколотить в свою старушечью голову! Карик незаметно подергал меня за рукав. И что? Поскольку дама аглицким, в силу солидного возраста, не владеет, изящно вывернуться из конфуза я и не пытаться не стала - махнула про себя рукой и прикинулась глухонемой с начальной стадией шизофрении. Васик зато был на высоте: даже на неудобной высокой табуретке, на которую ему пришлось присесть, он сидел аккуратненько, по-аристократически выпрямив спину, брал печенье медленно,  двумя пальчиками, время от времени, а не набросившись на него, как беспризорник на банкете, с достоинством поднося ко рту стакан с соком и периодически светски улыбаясь. Поэтому я всей душой надеюсь, что своим достойным поведением он полностью реабилитировал свою некультурную, темную и полуграмотную мать. Тем более, что тостуемая произвела на нас самое неизгладимое впечатление - человеку уже хорошо к семидесяти, а она перед нашим приездом к 11 часам утра уже пробежала 28 километров на лыжах, и теперь прихлебывала себе кофе, демонстрируя на щеках завидный румянец совершенно здорового человека! Какое же, по-вашему, восхищение должна была испытать ваша покорная слуга, если три недели перед этим проявляла абсолютную алкогольно-гастрономическую распущенность и не спала больше суток? Проще говоря, "бросай-ка пить, вставай на лыжи!" 

Вот так выглядят тридцати(почти)двухлетние  красотки, приехавшие в гости к Санта Клаусу, после трех недель алкогольного беспредела и бессонной ночи, обезгримленные и обезмысленные, повстречавшиеся с Полярным Столбом 

Заснеженное поместье импортного Деда Мороза (Санта Клауса, Йоулу Пукки), несмотря на апрель, безлюдным было назвать трудно... Отчего-то толпа пополнялась, в основном, за счет японских людей. Однако, когда я поинтерсовалась статистикой письменно аппелирующих к волшебному деду детей, выяснилось, что именно маленькие наивные самурайчики занимают почетное первое место с большим отрывом. Вторыми в турнирной таблице оказались другие, не менее наивные, "левосторонние" островитяне - маленькие сэрики и лединки, подданные Елизаветы II. Впрочем, последние, видимо, не питают страсть к дальним путешествиям и ждут Дедульку на сумашедших оленях в своих поместях.

Васик с матерью, затерявшиеся в толпе японцев у резиденции буржуйского Деда Мороза

Как известно, хозяйство Старика находится в аккурат на Полярном Кругу. Карик так и сказал: "Вон, смотри, там обозначение Полярного Круга!". С недосыпу я почти тюкнулась головенкой в толстый красный металлический столб и с восхищением обратилась к нему: "Так вот ты какой, Полярный Круг! А вот как я сейчас тебя торжественно пересеку вместе с наследником!". Полярный столб выразил недоумение, слегка покачнувшись.

- Нет, это-то, как раз - обозначение автобусной остановки. А по обозначению Полярного Круга ты уже некоторое время мечешься - вот оно, под ногами, - язвительный Карик подал голос, сначала вдоволь насладившись трогательной сценой общения русской провинциалки с финским столбом.

Васик, пересекающий Полярный Круг, в гостях у Йоулу Пукки со своими друзьями

И действительно, под слоем льда наблюдалась повторяющаяся надпись "Arctic Cirle Arctic Cirle Arctic Cirle Arctic Cirle". Недалеко обнаружился развесистый указатель, согласно которому можно было безошибочно отправляться в любую из крупнейших столиц. Правда, оказалось, что все столицы находятся почти в одной стороне. Большим оригиналом можно назвать разве что Москву, демонстративно обособившуюся от прочих Парижев. Но поскольку дороги до Петербурга указатель не знал, степень его осведомленности вызвала у меня определенные сомнения, если не сказать - презрение.

Квартирка Деда Пукки оказалась просторной, но какой-то бестолковой - основные ее помещения были оккупированы ресторанами, кафе и сувенирными лавками (дед-то буржуйский, для него главное - бабки заколачивать!). Самого Старика, несмотря на его двухметровый рост, я заметила последним. Он замер среди оравы японцев, даже взрослые представители которой едва приходились ему до кончика бороды. Дед вещал по-английски какие-то дежурные фразы типа "на следующее Рождество опять начну с Японии подарки раздавать, Япония - это рулес!" и т.п., и позировал фотографам, которым приходилось сильно напрягаться, чтобы и дедуля и самый маленький самурайчик поместились в один кадр. Между прочим, раз волшебник, должен бы, по-хорошему-то, на всех языках уметь объясняться и рост (разрез глаз, масть) менять в соответствии с рассовыми признаками посетителей. Васик вообще не понял, что за тусовка, и поспешил проскочить мимо знаменитого Оленевода. Олени, кстати, встречались исключительно в виде чучел  - может Санта от Рождества до Рождества таксидермистом подрабатывает?

Но самый мощный бизнес у предприимчивого дедка оказался раскручен на почте. Здание этой самой почты вполне тянет на Главпочтамт какого-нибудь среднего российского областного центра. Полдесятка бойких снегурочек безостановочно штамповала почтовые отправления поздравительного характера. Интересно, может у деда и чартерное авиасообщение Японией налажено? Хотя, если бы мне кто посреди весны прислал привет от Деда Мороза, я бы сильно усомнилась в психическом здоровье отправителя! Ну, если только письмецо то не было бы первым апреля датировано.

Да... Надо будет к Старикану Клаусу летом заглянуть: прикольно же узнать, что он летом делает и как наряжается!  

Дача, или, как это называется у финнов в дословном переводе, летняя избушка, стала следующей и последней точкой нашего путешествия под девизом "с корабля - на бал". Расположилось это замечательное строение на острове посреди красивейшего (со слов владельцев, конечно) озера. Наличие водоема косвенно подтвержалось и подозрительным отсутствием растительности посреди снежных просторов. О красоте его судить можно будет только летом, когда, собственно, само озеро явится оцениваещему глазу. Но представить себе можно!

Как уж они туда добираются от дороги летом, я не знаю, но только зимой так прямо по снегам и карабкаются. Грузы поехали на снегоходе, Маленький Ба наотрез отказался ехать на адской, по его мнению, машине - на матери родной как-то попривычнее будет. 

...Если кто знает песню "Вместе весело шагать по просторам", так имейте в виду, что ее сочинял садист. Потому что преодолевать полкилометра хрупкого наста над двухметровым сугробом с пятнадцатикилограммовым ребенком на руках конечно значительно веселее, чем делать то же самое с двумя пятнадцатикилограммовыми детьми, но - я подозреваю - гораздо грустнее, чем проделывать этот трюк совсем без седоков. Поэтому "вместе по просторам" лучше вообще не шагать, а ползти по-пластунски на безопасном расстоянии друг от друга. "Петь хором", знаете ли, тоже трудновато, когда ты материшься, выкапывая себя из-под снега. Поскольку благородное общество не допускает использования ненормативной лексики в полном обьеме, приходится довольствоваться только согласными звуками соответствующих слов, а это не располагает ни к совместным, ни к сольным вокальным экзерсисам...

А сама дача оказалась очень хороша. Тайная мечта закоренелого урбаниста! И ничего, что по русским меркам скромных габаритов, зато с огромной сауной в треть первого этажа, с прямым выходом к воде. И ничего, что Васик примерзал попой к своему голубому горшку с музыкой - ведь изба-то летняя, ее протопить время надо! И ничего, что сортир на улице, зато стульчак, пардон за подробности, из специального материала для северных дачников - всегда теплый! Зато никаких тебе грядок под морковку - сплошная дикая природа вокруг! И озеро с лохами в пяти метрах от крыльца в самом глухом конце самых задворков Европы! У меня даже мобильная связь вела себя там крайне неустойчиво, что в стране Финляндии - вообще-то, полнейший нонсенс. 

На обратном пути через озеро я отказалась играть роль мула, поэтому Васик навязал мне роль утюга в веселой игре "И чайник шепнул утюгу: я больше идти не могу!". Потом он еще некоторое время побыл блюдцами, а я - корытом...

...Когда мы ввалились в родные хоромы, то обнаружили полураздетого кормильца, уснувшего от усталости на коврике в гостинной после бесплодных попыток самостоятельно снять носки или хотя бы доползти до спальни. Нетрудно догадаться, что мы оказались не выносливее его...

 

апрель 2002 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>