Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

ГОСТЬ № 1

Денис Борисович! Хотите побыть героем моего романа? Роман, правда, не обещаю, но одну главу могу Вам посвятить.


К нам приехал первый гость. Точнее, к Васику приехал его любимый педиатр, по совместительству - друг семьи. Васик его признал сразу и очень обрадовался. На вопрос, не помнит ли он случайно, кто слушал ему спинку трубочкой, когда он болел, Васик безошибочно указал на лучшего друга занедуживших детей, чем вызвал просто-таки слезное умиление у оного.

Денис Борисович в заграницах бывали и раньше. Помимо не слишком показательной Польши, ему приходилось путешествовать и по Германии, поэтому щи он, безусловно, уже не лаптем хлебает, и удивляться буржуйским всяким там штучкам не собирался.

Тем не менее, по прибытии из здания вокзала он вышел несколько возбужденным:

- Привет, дорогие мои... Нет, ну а трезвые-то они вообще бывают, ваши финикийцы? Я же в пути ни одного не встретил! Они же все на рогах путешествуют! Просто один чище другого!

- Ты не волнуйся, это они из России пьяными ездят, а здесь они - ни-ни! Мы тут и пьяных-то ни разу...

- А в поезде-то у них как холодно!

- ?!?!?!?

- Ну, я, правда, в собачьем отсеке ехал - там к курилке ближе всего...


Доктор Денис исправно гулял с Васиком, пока папа работал, а мама, одуревшая от полученного глотка свободы, носилась по магазинам в поисках новогодних подарков.

Все бы было хорошо для педиатра на отдыхе, вот только беда - будучи представителем самой курящей профессии, он и здесь дымил как паровоз. Дома категоричные мы выгоняли его на балкон, снабдив пустой консервной банкой,  вне зависимости от температуры за окном. На улице еще чище - окурков как-то не валяется, а урн маловато. Вот и бродил Борисыч по-сиротски зажав в кулачке очередной хабарик. Зато как было каждый раз радостно повстречать на своем жизненном пути хорошую урну - если бы у педиатров были хвосты, он мог бы продемонстрировать хотя бы сотую часть своей радости...


В среду решили угостить гостя местной пиццей с местным же пивком. Василий вернулся с работы, и мы все, предварительно мудро перекусив бутербродами, отправились в пиццерию, которую приглядели в опасной близости к детской площадке.

На полпути стало ясно, что есть уже как-то и не хочется, ну только если по малю-ю-юсенькому кусочку пиццы. Хорошо было только Васику - пытка пиццей ему не грозила, а кататься по улицам верхом на докторе он страсть как любит.

Папа, успевший посетить эту Мекку гастрономических радостей до нас, честно предупредил, что пицца, которая представлена под скромным названием Normaali, на самом деле совершенно ненормальная, с ней сможет справиться только очень голодный мужик, и то не всякий. Впрочем, лично он, папа Вася, трудностей не боится и даже после пары-тройки бутербродов с кофе, только что сброшенных в недра желудка, готов побороться с таким гигантом. 

Ходьба по уже освоенным другими граблям  - любимое занятие таких замечательных людей, как мы с педиатром Дениской. Поэтому, к явному удивлению работников пиццерии, было заказано три "нормальных" пиццы, причем две из них совершенно одинаковых.

Описываемое заведение, как водится, принадлежало арабам. Поэтому, в отличие от любого респектабельного финикийско-буржуйского аналога, не имело в наличии детских стульчиков. Васик этого им не спустил - он накидал фантиков за сидения, оторвал пару фонариков от гирлянды, украшавшей стены учреждения финско-арабского общепита, и закрутил в узлы трогательные газовые занавеси на окнах  - надо же было ребенку как-то развлекаться! А когда один из владельцев любезно предложил ему угоститься конфеткой за счет заведения, протянув ему большую коробку с леденцами, он скромно вырвал у араба всю емкость. Угощавший сдался почти без боя, но так жалобно на меня посмотрел, что ценная коробка была экспроприирована у экспроприатора за исключением одной конфетки типа Чупа-Чупс, которой он тут же принялся изо всех сил лупить по стаканам к ужасу владельца.

Пока мы от всей души лакомились бесплатным салат-баром и запивали его этой жуткой Лапин-Культой (не к ночи будь помянута!), принесли пиццу...

Супруг мой одолел ее без видимого напряжения. Борисыч давился, но упасть в грязь лицом не пожелал (ему-то что, он реаниматолог, себя-то всегда откачает!). А я, подстрекаемая тезисом о том, что "деньги плочены, жрите" прилагала титанические усилия, но заборола только три четверти. 

Балагуров-старший, будучи человеком благородным и щедрым, решил осчастливить несчастных арабов чаевыми, но те гнались за ним до самого выхода, чтобы всучить ему законную сдачу в размере трех марок.

Внимательно выслушав мою торжественную клятву (содержащую, естественно, пункт о непременной разлуке с зубом в случае невыполнения) никогда в жизни больше не прикасаться к пицце, вся компания подалась на детскую площадку... До сих пор радуюсь, что два великовозрастных мальчика и один малыш умудрились не сравнять ее с землей - все шло именно к тому...

Вообще-то, я в этой истории не вижу ничего достойного "Хроник". Ну кто из нас с вами хоть раз в жизни не попадал на пиццу, которая ему не по силам - эка невидаль! Но Василий Евгеньевич и Денис Борисович так просили увековечить это мероприятие, что пришлось это сделать вопреки своим желаниям...


- Я с ребенком еду в Петербург 14 декабря. Вот мои билеты. Наш приятель (я как можно изящнее махнула рукой в сторону доктора Дениски, отбивавшего в этот момент у вездесущего Васика горящую свечку) тоже едет в Петербург 14 декабря. Не могли бы Вы организовать ему места на те же поезда и желательно поближе к нам? Но ему нужны билеты только в одну сторону - в Петербург, обратно он, в отличие от нас, не возвращается. 

Все это я произнесла членораздельно, не очень быстро, легкоусвояемо, на совершенно нормальном английском языке (тетенька в кассе предварительно успешно прошла мой языковой тест). 

Как истинная финикийка, тетенька потратила несколько секунд, чтобы полюбоваться нами немигающим взглядом без всякого выражения, потом неторопливо кивнула.

- Ваш друг? Едет с Вами? В Петербург? 14 декабря? Этим же поездом? Вот этим - в 23.12 из Оулу? А потом пересадка в Риихимяки на "Сибелиус" до Петербурга?

- Да-да-да! Именно так! Только до Петербурга, обратно не надо. 

Тетенька еще раз кивнула, уставилась в компьютер и несколько раз поковыряла пальцем клавиатуру. Потом они оба зависли...

Диалог несколько осложнялся необходимостью держать под контролем воюющих за обладание свечкой двух моих спутников. Перед Рождеством финикийцы расставляют вполне натурально горящие свечки везде, где придется, а маленькие любопытные дети, в свою очередь, очень интересуются источниками открытого огня. Я уже грешным делом подумала, что может пусть лучше мой сын им разок здание вокзала спалит, чтобы впредь неповадно было...

Минут через десять распространительница железнодорожных благ сочла возможным пояснить причину своей полной неподвижности:

- Тут проблемы с обратными билетами - на 27 декабря компьютер ничего не может найти...

- ... Мама миа... Шайзе...С эт ампоссибль, - завопила я про себя, а вслух сгримасила одну из самых снисходительных улыбок, - простите великодушо, мадам. Я, может быть, забыла упомянуть - обратных билетов НЕ НАДО. Мы живем здесь, а наш друг - в Петербурге. Мы едем в гости, а он возвращается домой. Ему не нужно обратно, ему нужно только ТУДА. Не будете ли Вы столь любезны ограничиться билетами в один конец?

- Не надо обратных билетов? Только в Петербург?! ... Хорошо, - на лице мелькнуло облегчение,  подпорченное досадой, - мол, так бы сразу и сказала, идиотка.


Город Оулу выявил никогда раньше за мною не замечавшийся топографический кретинизм. За тридцать лет ни разу нигде не плутала и не терялась, а тут напасть какая-то! Карту на реальные улицы приложить не могу. Но теперь я точно знаю, что дело не во мне, а в этом странном месте. Потому что даже асов дальних странствий этот город сделал!

Наш эскулап - знатный турист, спелеолог и скалолаз. Его холостяцкая берлога завалена безнадежным, на наш взгляд, хламом - палатками, котелками, спальными мешками, примусами и рюкзаками. Богатое туристическое прошлое не позволяло нам сомневаться в его способности ориентироваться на любой местности, поэтому, когда наш пилигримм решил прогуляться в магазин за три часа до поезда, никто особо не переживал - я объяснила, что идти надо минут двадцать по одной и той же, хотя и слегка изогнутой, улице, начинающейся прямо под нашим балконом. От карты матерый путешественник гордо отказался, обещавшись явиться к ужину буквально через часок.

Мы уже около часа исходили слюной, с тоской поглядывая на остывшую рыбу (ох и хороши же здесь лохи!). Начали волноваться. 

- Путешественник хренов... Заблудился, похоже, - в папе Васе явно говорил голод, - по-моему, вы уедете без сопровождающих, а я поеду невозвращенца разыскивать...

Еще через некоторое время пришел жизнеутверждающий sms: "ужинайте без меня, слегка заплутал, скоро буду. Денис". До поезда оставалось полтора часа...

- Где тут теряться!? Прошел по одной улице, зашел в магазин, вышел, пошел в обратную сторону! Как он по горам-то лазает!? Только с толпой таких же дуриков? - папина порция рыбы продвигалась по пищеводу слишком медленно.

Довольный доктор появился через полчаса. Как выяснилось, он, выйдя из магазина, сначала пошел вопреки здравому смыслу не обратно - видимо, ноги понесли его в ближайшие горы. 

Папа Вася успокоился, получив в подарок парковочный диск и трех шоколадных снеговиков. 

На поезд успели.


Положительным итогом своего визита Денис Борисович считает обогащение Васюшкиного словарного запаса. По его мнению, за эту неделю наш сын освоил два слова - "ёлки" и "чайничек". Последнее слово уже научился бы произносить и сам одноименный предмет, потому что буквально только о нем и вел беседы наш любезный гость после того, как прикупил в спортивном магазине очередную хламину из обоймы туристических - игрушечного вида чайник, за который я не то что 70 марок, а даже и 7 копеек бы не дала... Только я, как мать, утверждаю, что ни "коки", ни "тянитя" не катят ни на "ёлки", ни на "чайнички", даже такие расчудесные, о которых не говорить нельзя...


- Смирнова, ты там спишь? - прозвучал в полной темноте шепот с верхней полки через полчаса после того, как вдоволь подивившись на железнодорожный антураж, младенец переключился на просмотр снов.

- Крепко.

- А че делаешь?

- Байки про тебя сочиняю в "Хроники"!

Судя по громкому мечтательному вздоху, доктор Румянцев уснул счастливым - теперь ему обеспечена нешуточная известность...


Васик обычно тычет пальцем в эту картинку, иллюстрирующую описываемую личность, потом переводит палец в сторону двери и кричит: "Дядя!" 

 

январь 2002 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>