Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ КОНФУЗ 

Social life попёр. 

Рано или поздно и в Финляндии мы должны были обрасти каким-то досугом, наполненным людьми, событиями, друзьми, в конце концов. В принципе, самодостаточность и самоуглубленность нашей семьи вполне могла и отодвинуть подобные изменения на годы, но моя экстравертская натура взяла свое...

...Моей первой приятельницей на новом месте стала "соседка по парте" на курсах финского. Случайно выяснилось, что мы живем на одной улице буквально в соседних домах. Ева родилась и прожила начало жизни в Риге, пока год назад не познакомилась со своим будующим мужем Кари и не вышла замуж в город Оулу. С мужем она общается по-английски, а в ожидании их первенца пошла пока на курсы финского для русскоязычной публики, потому что для публики латышской курсов пока не открыли. По-русски Ева говорит хорошо, правда, с сильным акцентом, милым, a la Ингеборга Дапкунайте (латышский и литовский акценты похожи?). 

У нее здесь никого, кроме мужа, который все время на работе, его родственников, которые почти не говорят по-английски и живут в Рованиеми, и ротвейлера, которого она прихватила с собой из Риги. Сын должен родиться в конце апреля, а пока Еве особенно нечем себя занять, да и посоветоваться по вопросам материнства тоже не с кем.

Буквально на следующий день, после того, как обнаружилось наше соседство, и Ева с Кари подвезли меня с курсов домой, я пригласила ее составить нам с Васиком компанию на дневной прогулке. Со следующего дня совместные прогулки стали правилом, а еще через день, когда Кари поехал на выходные на дачу один по каким-то их сугубо личным причинам, мы взяли Еву с собой в поездку по дальним магазинам, а потом пригласили ее к нам на пиццу.

Приятельские отношения (чтобы не сказать - дружба) развивались стремительно - через неделю супруги любезно ангажировали нас в китайский ресторанчик. Кари, по-видимому, очень обрадовался, что у Евы наконец появилась компания, и решил таким образом это отпраздновать. К нашему великому изумлению, он не позволил нам самим расплатиться, чем совсем смутил скромных иностранцев. Перед этим он огорошил нас своим несколько не финским характером - постоянно остроумно шутил, сохраняя при непроницаемый вид, да и разговорчивостью скорей напоминал джигитов из других широт. Впрочем, выснилось, что, во-первых, он - sales person, а во-вторых, у него достаточно русских друзей, что, безусловно, многое объясняет...

...Разминочный конфуз учинил в ресторане Васик. Ясное дело, и в китайско-финском общепите детских стульчиков не нашлось, поэтому слоня предоставил себя сам себе, в прямом смысле слова отвоевав свою свободу ногами - пнув многократно родителей в разные чувствительные места. Что из этого получилось, можно было бы и опустить, если бы, помимо всего прочего, он не ворвался с детской наглостью в кабинку женского туалета к Еве в неприемные часы... Впрочем, это обратили в шутку.

На обратном пути из ресторана, куда мы отправились все на большом Ситроене нашего нового знакомого, разговорились о квартирах. У супругов Лонг мы с Васиком уже успели побывать, и знали, что отдельной сауны у них нет. Поэтому с русской широтой и непосредственностью мы не приминули тут же зазвать супругов в ближайшую субботу слиться в одиозной процедуре с последующим употреблением российского пива, которое Кари, как выяснилось, весьма уважает. 

Что-то произошло после озвучания нашего приглашения... Кари поперхнулся... Машина слегка вильнула... Ева напряглась (как позже выяснилось - тоже не поняла причины столь явного смущения). Договорились созвониться позже...

По моей просьбе на следующий день Большой Ба учинил коллегам культурологический опрос. Ведь мы еще не очень представляли, что именно предполагает приглашение гостей на сауну - большой обед, кофе, пиво с пивными прибамбасами или еще чего. Нужно ли предоставлять гостям какие-нибудь дополнительные аксессуары? Во сколько обычно все начинается и пр.

Опрос произвел фурор. Реакция у респондентов была поразительно схожей: "А тебя что, (уже после полугода пребывания в Финляндии) кто-то пригласил на сауну!?!?" Уровень эмоциональной окрашенности диалогов по финским понятиям зашкаливал, ведь за удивлением на лицах неизбежно следовало недоверчивое уважение.

После дополнительного опроса оказалось, что финны приглашают "на сауну" (а финикийский дом вообще открывается для посторонних в крайне редких случаях) только ну ОЧЕНЬ близких людей. То есть, если финн ангажирует к себе в сауну, можно считать, что этим он демонстрирует приглашаемому крайнюю распахнутость души, что вообще само по себе - факт из ряда вон входящий... Видимо, до такой степени выходящий, что русская интерпретация подобной традиции способна ввергнуть в шок даже опытного сэйлза, исколесившего много стран и повидавшего разных людей, включая русских!

Короче, будучи сбитыми с толку необычным вопросом, кормильцевы коллеги путались в показаниях, и нашему Главному Статистику не удалось составить точного представления о традиционном приеме... Зато он смог выяснить, что отвечать отказом на такое эпохальное приглашение - верх хамства и декларация готовности немедленно прекратить всяческие отношения! Поэтому, когда Ева позвонила в субботу утром и сообщила, что они вечером обязательно придут, никто не удивился. Правда, она попросила не оговаривать заранее точное время визита, потому что Кари, как и намеревался до нашего похода в ресторан, с самого ранья уехал к родителям в Рованиеми, но к вечеру всенепременно вернется, и они тут же позвонят... 

Обычно в Рованиеми за день туда-обратно неспешные финикийцы не гоняют по причине большого расстояния. Да и Кари, как я от Евы раньше слышала, в те края меньше, чем на все выходные, не отправляется. Это ведь до какой степени все строго в финикийском этикете, чтобы невинному человеку, попавшему на неопытных космополитов, да такие безбожные круги нарезать в целях поддержания comme il faut! Это только для бешенной русской собаки семь верст - не крюк. А для финского обывателя намотать лишние 500 километров за полдня - практически подвиг!

Но мы не только сели в лужу своей вопиющей бесцеремонностью всем семейством. Мы еще и упорно продолжали в этой луже елозить попами, не собираясь исправлять положение! 

Когда все еще не справившийся со своим смущением новообретенный друг вышел из банного помещения, обмотанный полотенчиком, он почему-то больше не выразил готовности повторить заход. К тому моменту алкоголь был уже на треть употреблен, поэтому мы только на следующий день обнаружили, что под душем можно мыться исключительно вприпрыжку - добрый хозяин дома решил для пущего радушия заблаговременно усилить подогрев пола. Я-то второпях под душ как раз вприпрыжку и забегала (надеюсь, ни один финикиец не прочитает этого кощунственного пассажа о спешке в сауне), а Большой Ба пошел туда только после гостя. Я предполагаю, что он по пьянке забыл снять ботинки перед этим, потому что процедуру произвел во вполне степенном, по своему обыкновению, темпе, но так ничего и не почувствовал...

Поскольку супруги пришли довольно поздно для ужина, я решила ограничиться пивными закусками на столе. Когда мы расселись наконец, я почувствовала, что спросить все-таки надо...

- Кари, я ты случайно есть не хочешь? Я могу забацать лоху в лимонном соке за пять минут.

- Вообще-то, в последний раз я ел в Рованиеми...

Запунцовев щёчной частью еще не совсем потерявшей совесть головы, я кинулась ваять лоху в лимонном соке.

- Что ты делаешь?! - глаза нашего друга выражали голодное отчаяние.

- Лоху солю... А что?

- Зачем же ее солить?! Она же и так вкусная... Ну соли уж, - со вздохом сказал наш горячий финский парень, - может и обойдется...

Обошлось. Потому что от Рованиеми можно такой аппетит нагулять, что и плавники от этой лохи за милую душу в сыром виде сгодятся. Только после трапезы Кари почему-то начал запивать пиво водкой, которую мы (исключительно шутки ради) для натюрморту на стол водрузили... (Гораздо позже выяснилось, что бедному гостю, как тому Фоке, описанному классиком, пришлось давиться Демьяновой гарнирной картошкой, потому что ее-то я не пожалела, а тот факт, что у финикийцев не принято оставлять на тарелке еду, не был мне известен.) 

Слава Богу, что запрещенные темы типа "отдайте нашу Карелию взад! - Ни фига, обойдетеся! скажите спасибо, что только Карелией отделались!" мелькнули в виде пивных шуток: "Финны пьют пиво "Карьяла" под тост "Карелию назад!", "Да? А мы пьем пиво "Балтика" под тост "Страны Балтийского региона - под русские приусадебные картофельники!" (за такие хохмы латышско-финский альянс вполне мог бы произвести ковровые бомбардировки нашей квартиты нашими же тарелками, но, к счастью, я предусмотрительно подкосила его боеспособность ударными порциями соленого лоха).

Посидели мило. Напоследок мы еще раз побарахтались в нашей луже. У захмелевшего кормильца под столом нога случайно подскользнулась и выразительно пнула меня в пятку. А поскольку мой язык, пребывающий в неразрешимом вечном конфликте с головой (борьба за независимость от сука, на котором сидишь, право, смешна со стороны!), в состоянии алкогольно опьянения переходит в открытое наступление, я тут же громко по-английски поинтересовалась, на что, собственно, Василий Евгеньевич так больно намекнуть изволили. Гости переглянулись и бросились к выходу с поспешностью, уместной при расставании ладони с раскаленной сковородкой...

... Вот так и начался процесс социальной интеграции скромной русской семьи в финикийское общество. Семья сумела продемонстрировать прекрасное воспитание в истинно петербургских традициях уже на самом первом этапе. Позвольте выразить уверенность в том, что и дальнейшие успехи на поприще установления интернациональных контактов внесут свою лепту в организацию бессмертия чудесного произведения, одну из глав которого вы только что прочитали...

 

март 2002 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>