Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

ФИНИКИЙСКАЯ ВЫМОГАТЕЛЬНИЦА 

Однажды коротким северным летом Большой Ба решил вывезти семью во главе с прибывшей в отпуск тещей к Санта-Клаусу и в Швецию, уложившись в один день. И все-то ему удалось, только вот в этой самой Швеции он обнаружил, что бензина у Хипхопа... 

Северное присутствие в зоне единой европейской валюты обозначено, как известно, только Финляндией. И то, как я подозреваю, чтобы выделиться среди скандинавских неприсоединенцев. Так или иначе, а  денежные знаки из нашего кошелька бесполезны воскресным вечером в дремлющих селах и деревнях северной Швеции. Подходящими кредитными картами кормилец тоже не обзавелся до описываемой встречи своей пятой точки с жареным петухом. 

Проще говоря, надо было срочно заправляться (с непривычки как-то забылось, что у Хипхопа бачок-то супротив старушки-Ауди послабее раза в полтора будет), а бесплатных заправок, даже по аналогии с сыром в мышеловке, никто придумать не потрудился. И в Швеции тоже. 

Но за границей наш юный автомобильчик вел себя мужественно и благородно: ни единым миганием индикатора уровня бензина он не выдал своего грядущего недовольства, будто понимал, что нагнетанием обстановки в неподходящих условиях он может лишить хозяев остатков здравого рассудка.

Как и полагается в подобных ситуациях, в Торнио нам не понравились то дорожки, ведущие к бензоколонкам, то безальтернативно-автоматический режим, который мы за год освоить так и не удосужились, то неприличные, на наш пока еще разборчивый взгляд, цены. На выезде из пограничного городка мы-таки снизошли до решения не капризничать более, но тут на сверхскоростное шоссе Торнио-Кеми, протяженностью всего 18 км, прямо перед нашим носом выскочило шикарное полицейское авто и, включив на крыше направленный назад мощный прожектор, почесало прямо перед нами с максимально допустимой скоростью. Мы настолько нервно увлеклись догадками из серии что бы это значило?, что совсем забыли о надвигающейся проблеме, и поиск бензиновых источников был временно задвинут.

У полицейской машины оказалось к нам nothing personal, она просто прогуливалась по шоссе - у Кеми она развернулась в специальном служебном технологическом проезде и с такими же понтами двинулась назад, ослепляя собой уже других счастливцев.

В Кеми останавливаться было никак нельзя. Это стало понятно и без открытых окон. Местный ЦБК уж как-то по-особому ароматен и постоен очевидно совсем без учета розы ветров. (В Финляндии ведь практически у каждого среднего города есть свой целлюлозно-бумажно-промышленный скунс, но в Кеми их кажется целых два!) Я бы даже согласилась в тот момент тащить домой самолично на себе обсохший автомобиль, но только с того места, где выход из машины не закончится для меня потерей не только самообладания, но и чувств! 

На выезде из Кеми Хипхоп в первый раз нам робко подмигнул. Но на автоматическую заправку решиться не смогли - в конце концов, деньги мы у себя обнаружили только в 50-еврейных купюрах, на полный бак нам хватило бы и сорока, а сдачу бензоавтоматы еще выдавать никто не научил на всякий случай. И мы вышли на стокилометровую финишную прямую, надеясь за каждым ближайшим поворотом встретить бензоколонку с традиционной ориентацией в виде тетеньки на кассе.

Впрочем, еще километров через двадцать не обращать внимание на все более настойчивае подмигивания несчастного Хипхопа, стремительно приближающегося к грани голодного обморока, уже было невозможно. Хрен с ней, с десяткой, эвакуатор дороже! Но тут закончились не только любые неселенные пункты, но и последние автоматические АЗС "в чистом поле". Так под колесами проползли еще километров десять... 

И вдруг лампочка индикатора прекратила свои истерические, как у коньюктивитного неврастеника, моргания - она загорелась ровным немеркнущим красным светом. Я на всякий случай перестала шевелиться и дышать, чтобы уменьшить расход топлива. Большой Ба вдруг впал в болтливость. Бабушку к тому моменту укачало окончательно, а Васика неожиданно одолел понос... 

В очередной раз я прокляла тот миг, когда согласилась покинуть Родину. Ща бы встали на обочине, поголосовали бы полчасика, а то и меньше, и глядишь - плеснули бы десяток литров добрые люди, которых в России так же много, как и злых (в любом случае, это лучше, чем никакие). Но здесь придется вызывать "спецслужбы", и все это выльется в такие потери для бюджета, что пожалеешь даже о том, что в Кеми воздухом подышать не вышла!

Но на Земле иногда происходят чудеса, и тут из-за леса вынырнула ST1. Естественно, автоматическая, но ведь когда, хоть и ободравши-таки вкровь одно место, наконец приближаешься к елочной макушке, радуешься как младенец! И бензоавтомат вызвал у нас почти такой же восторг, как стеклянные бусы у дикарей. 

Порывшись в карманах, мы обнаружили пять евро-рублей и сунули их для разминки в пасть спасительнице, которые она с довольным шуршанием проглотила. После этого железная фея на запрошенном нами письменном английском потребовала еще денег, мотивируя это тем, что пипетками она бензин не разливает. 

- Мама! - неожиданное мое озарение заставило подпрыгнуть даже Хипхоп, - У тебя же вроде оставалась буржуйская бумажная мелочь!?!?!?

- Кому мелочь, а кому и сто пятьдесят рублей, -простонала вконец измотанная мама и протянула пять евро, бережно укрытые в потайном карманчике кошелька.

Но коварная железяка брезгливо плюнулась предложенной пятеркой в удивленного кормильца и тут же сообщила, что на разборки со своим кошельком она дает нам 200 секунд. На попытку предложить ей ту же пятерку в распрямленном виде и несколько более нежным движением она отреагировала столь же резко и бескомпромиссно...

- Ееехх, - махнул рукой благодетель и достал из бумажника новенький полтиник.

- Извините, но это - не деньги. Настоящих давайте! Между прочим, у вас осталось 100 секунд.

- Да ты чо! Только вчера из банкомата! Из вашего, финикийского. Ты попробуй!

- Да уберите Вы свои сомнительные бумажки! 50 секунд.

- Ну возьми другую вот, - судорожно выхватил благодетель из кошелька следующую пятидесятиевровую купюру.

- Я попрошу! Это тоже не деньги! 30 секунд.

Вася попробовал уломать непреклонную железяку на еще одну остававшуюся банкноту все того же достоинства, но в ответ оскорбленный автомат выдал бумажку, что принял пять евро в качестве благотворительного взноса на развитие финикийского топливного рынка и за сим прощается.  

На сцену въехал немолодой Мерседес с немолодым прицепом и немолодой финикийской парой в роли содержимого салона. Понятно, что пара говорила по-английски только своей мужской половиной и, в основном, жестами. Из нашего хорового рассказа они почему-то заключили, что мы вообще с трудом отличаем бензоколонку от кофеварки, и стали медленно демонстрировать нам, как этим простым механизмом пользоваться: засовывашь сначала одну двадцатку в соответствующую щель, потом другую, нажимаешь вот эту кнопочку, потом эту, а потом наполняешь бак бензином. В процессе демонстрации колонка вела себя самым невинным образом и ничем не выдала своей ксенофобии. Мерседес оказался заправленным без малейших проблем.

Мы кинулись объяснять испуганным аборигенам, что не верблюды совсем, что все мы делаем как надо, а она, скотина, денег у нас брать не хочет. Кормильцу почему-то не понравилось выступать со мной дуэтом. Он тихо пнул меня, пока слушатели переглядывались, и я предпочла убраться в недра Хипхопа, где меня ждали другие неприятности. Но это совсем другая история...

Как только Василий станцевал предполагаемым посредникам па-де-труа с автоматом и полтиником, они было попробовали проделать па-де-катр с теми же партнерами, но в конце концов принялись взолнованно интересоваться, откуда у него собственно эти купюры. И на всякий случай отошли на полшага...

На заправку въехал очередной автомобиль. Владелец даже не стал вылезать из салона. Выслушав по-фински от земляков краткое содержание предыдущих серий через окно, он так разволновался, что уехал, забыв заправиться.

...Все, что удалось, это выяснить, что километрами этак пятью далее по курсу есть еще одна АЗС. Хипхоп завелся вопреки прогнозам. И поехал. Все четверо уставились на лампочку. Лампочка... да.

На цыпочках бочком мы въехали на соседнюю автоматическую бензоколонку Neste, уже не слишком надеясь уехать оттуда своими колесами... Вылезли из машины и уставились на очередную железную чудилу, в раздумьях помахивая одним из оклеветанных полтиников. Мы прикидывали, что будет, если потом на эвакуатор не хватит. И тут меня опять осенило:

- Мам, а ведь у тебя еще двадцатка утром оставалась... 

- Ну да... Так вы же мелочь спрашивали...

...Все закончилось хорошо. Зато теперь у Евгеньича целых 3 (три) кредитных карточки, одна другой круче, принимаемых любыми, даже самыми требовательными, щелями. А страшнее этой гипобензиновой истории только гипербензиновая история. Но это, естественно, - уже другая совсем другая история...

 

декабрь 2002 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>