Ольга Смирнова. Финикийские хроники  

ФИНИКИЙСКИЕ ТИМУРОВЦЫ

Первый из отмечаемых на чужбине семейных праздников пришелся на двухлетие Василия Васильевича. Торжества планировались нешуточные: помимо первого выхода в свет потомка латышско-финского альянса, ожидался с визитом русско-финский ровестник с родителями. В качестве гвоздя программы намечалось торжественное прибытие из Петербурга одноэкипажного каравана с подарками под управлением крестной именинника, по совместительству - его же единственной родной теткой, в компании пары подруг.

Жизнь, как водится, бесцеремонно внесла свои коррективы. Накануне Дня, 2 мая, Васик надрывно закашлял, заливаясь соплями, и доверил градуснику горячую тайну - 37,8. А все потому, что накануне кануна, то есть 1 мая, ходил сквозь ветер вместе с родителями глазеть на местный бардак, устраиваемый пьяными финнами в ночь с 30 апреля на 1 мая. Родители юных гостей были оповещены, и визиты - отложены на неопределенный срок.

Для полного набора срывающих праздник обстоятельств мне еще и перенесли занятия по финскому как раз с 1 на 3 мая, да еще и на кормильцево рабочее время. А закосить никак: учусь-то теперь за себя и за мать того парня!

Утром 3 мая Васик, уже обсыпанный неизвестной науке сыпью, констатировал-таки прибытие каравана с теткой и одной подругой. Вторую потеряли безнадежно где-то в районе Хельсинки. 

Праздничный стол планировался после моего возвращения с лингвистической голгофы, и, чтобы на время моего отсутствия на родительскую вахту с минимальным отрывом от производства заступил счастливый отец именинника, гостьи любезно направили колеса своего самоходного экипажа в сторону одного из многочисленных городских зданий с ярко-синей надписью Nokia на крыше.

Все, что случилось дальше, мне приходится восстанавливать по кускам из собственной, к сожалению, косвенной, информации, сбивчивого рассказа главной героини и многочисленных интерпретаций, неизменно сопровождающихся колическим хохотом, большого Ба...

Под нашими окнами в большом Ситроене терпеливо курил сигару друг Карик (наш чудный Хипхопчик в это время еще грустно пучил фары в родном салоне), чтобы с комфортом доставить меня на сеанс филологических камланий в кратчайшие сроки. Он ждал смены почетного педагогического караула. Смена запаздывала. 

Наконец Большой Ба позвонил, чтобы сообщить, что языковой шабаш отменяется по форсмажорным обстоятельствам. 

- Слушай, тут ЧП... Катя все полила бензином... Мы пока все тут... Приехали люди... Один с блокнотом... Они не говорят по-английски... Ой, блин, тут еще секьюрити... Я позвоню.

Подробности он опустил, но заключение можно было сделать впечатляющее - Катя Балагурова попыталась устроить теракт около Нокии, но бдительные сотрудники мало того, что помешали ей осуществить коварные замыслы, но еще и сообщили куда следует. А он, как старший и единственный брат задержанной, не может оставить ее в столь затруднительной ситуации в чужой стране.

Мы с наследником переглянулись.

- Дядя Кари?- тревожно спросил пятнистый до неузнаваемости Маленький (но уже на год повзрослевший!) Ба.

Тут снова зазвонил телефон, и я вспомнила, что у Кари, должно быть, уже кончились сигары... Я даже объяснить толком не смогла, почему это я собираюсь прогулять святое мероприятие. Но не рассказывать же нашим доверчивым друзьям, что они связались с семьей русской террористки, после того, как они итак запуганы загадочной сыпью единственного наследника этой самой семьи!

Впрочем, вопреки моим ужасным предположениям, обусловленными исключительно недостатком информации, все трое вернулись часа через два, совершенно целыми и физически невредимыми. Психическое же их состояние оценить было сложно, потому что мне не приходилось раньше интересоваться пост-стрессовыми расстройствами рассудка. Одно могу констатировать точно: никогда раньше моя золовка не соглашалась выпить водки с такой легкостью и быстротой и в таком количестве!

...Свекор мой - отец двоих из троих участников этого водевиля - автолюбитель с тридцатилетним стажем, поэтому брат и сестра еще из своего советского детства твердо усвоили, что с собой всегда нужно иметь канистру бензина на случай, если вдруг топлива посреди пути-дороги взять будет неоткуда. Времена те давно канули в лету, унеся с собой и дефицит бензина, но младшие Балагуровы свято чтят опыт предков! Приходилось и нам с Васиком вдыхать ароматы подтекающих канистр в долгих странствиях на нашей старушке. 

Вот и Катерина предусмотрительно купила новую канистру и залила в нее дозволенные при пересечении финикийской границы 10 литров. По пути в Оулу означенная емкость была надежна приперта к стенке тремя ящиками сувенирного пива и прочих весомых гостинцев. После раздачи слонов по прибытии канистра почувствовала себя свободной от всяческих оков и обязательств и распоясалась.

Полдня Катя со своей спутницей изучали город в одиночестве - благодетель пахал, а я терзала Интернет и русскую педиатрическую бригаду на предмет диагностирования именинниковой сыпи. Коварная канистра тем временем начала реализацию своих предательских замыслов.

...Когда Катя припарковала свое небольшое авто посреди служебной стоянки около кормильцева офиса, запах бензина она уже идентифицировала, но пока еще оставалась в счастливом неведении относительно его происхождения. Но выйдя из машины и набирая номер Большого Ба, подруги с ужасом обнаружили, что за ними тянется нитка пахучего следа, а под багажником в считанные секунды образовалась лужа, рассеивающая всякие сомнения касательно источника амбрэ. Василий ответил на звонок в том томент, когда его сестра распахнула багажник.

...Мимо, как бесшумные тени, прошли несколько финикийцев, закончивших рабочий день. Потянув носом воздух и оценив ситуацию, они бросались в недра своих пепелацев и стремительно исчезали. И уже через пару минут после того, как папа Вася обозрел место трагедии, на сцену влетела большая пожарная машина, из которой высыпалась полудюжина молодцев с ведрами, пакетами, метлами и некоторыми другими, доселе страдальцами не виданными, приспособлениями. Еще из машины вышел человек с блокнотом и неспеша направился к сбившимся в кучку виновникам катастрофы. Вооруженная инструментами команда без суеты и разговоров занялась ликвидацией разлива топлива, причем, как на самой парковке, так и в машине. Сначала они посыпали весь асфальт каким-то странным составом, в который немедленно впитался бензин, потом они строго и с некоторым недоумением осмотрели канистру-террористку, лишили ее остатков грозного содержимого и привели в первозданный вид. Поскольку багажник все еще продолжать кровоточить бензином довольно интенсивно, шустрые человечки аккуратно отделили всю внутреннюю обшивку, проковыряли в технологических отверстиях дополнительные дырочки путем вынимания заглушек, долго качали машину для ускорения вытекания горючей жидкости. Окончательно обензиненный порошок дотошно замели в привезенные мусорники, а все пострадавшие от бензина предметы, типа ветоши и картонных коробок, вынули из багажника и тоже присовокупили к мусору. Человек с блокнотом так до виновников и не дошел - он ходил вокруг и все записывал, наверно, руководил процессом. Зато прибегала представительница службы безопасности, интересовалась, кто здесь, собственно, из Нокии, и что происходит. Получив краткие, но исчерпывающие, в духе Большого Ба, ответы, она что-то пояснила тимуровцам и потопала восвояси. 

После этого бригада скорой антитеррористической помощи извинилась, что запах от багажника до конца ликвидировать не удалось, порекомендовала оставить машину до утра на этом месте для проветривания, откланялась и также быстро удалилась, оставив полный порядок на територрии, умело препарированную машину и легкий запах бензина, источаемый одеждой и волосами растерянных и испуганных "руссо туристо"...

"А денег-то? Денег кому платить?" - подумал было им во след благодетель, но тут же успокоился. Он наконец понял, куда идут налоги...

 

июнь 2002 г.


<< Назад Оглавление Дальше >>